Главная » Культура » РЕПОРТАЖ: «Наш Грюнвальд» — ожившая легенда

РЕПОРТАЖ: «Наш Грюнвальд» — ожившая легенда







Международный фестиваль средневековой культуры и музыки «Наш Грюнвальд» уже в десятый раз собрал на два дня в музейном комплексе в Дудутках любителей ожившей истории, захватывающих зрелищ и качественной музыки. Корреспонденты БЕЛТА не могли пропустить юбилейное мероприятие, на котором организаторы — Экстрим-театр «Берсерк», Александр Рак и музейный комплекс старинных народных ремесел и технологий «Дудутки» — обещали немало сюрпризов и новинок. «Бой видели, все видели» и теперь рассказываем, чему стали свидетелями.

Самое интересное на любом фестивале — путешествие в лагерь реконструкторов. Вот где можно увидеть реконс в деталях, а не только его показную сторону. Обычно, клубы против посторонних на своей территории: кому понравится, когда по его дому будут гулять все, кому не лень, словно через проходной двор? Потому и журналистов в средневековый рыцарский лагерь пускают со специального разрешения и при обязательном сопровождении.

Провести нас по закрытой территории соглашается монахиня ордена Магдалины (да-да, те самые тайны тамплиеров, рукопись Марии Магдалины и Святой Грааль) — Тако из брестского клуба «Западная уния», а в реальной жизни — Кристина. И сразу озвучиваю вопрос, который девушка, наверняка в эти дни слышит не первый и не последний раз: «А вам не жарко?». На ней 4 (!) слоя одежды. Нижнее платье камиза, второе платье котарди (оба изо льна), верхнее монашеское одеяние-роба хабит из шерстяной ткани с льняной подкладкой и сверху плотный шерстяной черный плащ.

Конечно, Тако жарко, но ей хотя бы не нужно участвовать в боях, как мужчинам. Впрочем, оказывается, что за оружие в реконструкции Средневековья берутся и девушки. Например, Екатерина Шуляковская (Сигрид) из клуба «Минская уния «Меч и Ворон» (реконструирует Германию и Нидерланды конца XV века) уже полтора года не состоит в женском дворе, а практикует боевую часть. Со щитом и мечом участвует в массовых сражениях и одиночных поединках. «У меня спортивный стилизованный доспех, который передала боевая подруга-одноклубница. То есть я уже не первая, кого привлекает сражение, а не танцы», — объясняет Сигрид.

Вообще, клуб «Минская уния «Меч и Ворон» — один из самых многочисленных на фестивале — более 45 человек. И в их лагере, даже когда на ристалище вовсю идет «Битва дворов», все равно многолюдно. Кто-то отдыхает, мужчины надевают доспехи, женщины нарезают фрукты. Рядом в котле на открытом огне готовится что-то явно вкусное. Правда, занимается кулинарными делами монах. «Просто я присела немного отдохнуть, — объясняет ответственная за кухню Юлия Бобровская (Лита). — У нас будет сырный суп, а это мне помогают с пассировкой лука и моркови. Блюда тоже стараемся готовить в соответствии с эпохой».

Под навес к столу заходит молодая красотка в платье со шлейфом — явно из богатых. «Все верно: такой фасон, а также украшения могла себе позволить зажиточная французская горожанка XV века. А распущенные волосы и сложный головной убор типа обрезанного шаперона — это признак незамужней девушки», — разъясняет детали своего сборного образа Амелия, она же Евгения Валенто.

А вот как себе может позволить серебряные кольца с камнями, четки и дорогой ажурный декор на поясе, не считая всего прочего, обычная молодая минчанка? Все просто: девушка профессиональная художница. Шатры, гербы и прочая атрибутика, даже мебель в клубе разрисованы ею. Что становится отличной рекламой — и от других клубов сыпятся заказы на работу.

Неподалеку разбили холщевые шатры представители сразу 4 клубов: из Москвы, Дзержинска, Гродно и Столбцов. Один из радушных хозяев Дмитрий Думчев даже разрешает подсмотреть, как реконструкторы обустраивают полевой быт внутри. Сам он уже с 2001 года погружен в это увлечение и научился ездить на фестивали с удобствами. Внутри шатра разборная деревянная кровать, сундуки, различная утварь. А еду на стол общего лагеря готовит не кто-нибудь, а победитель трех кулинарных конкурсов. Вот он — опыт!

Кроме того, когда на фестивали едешь не просто поучаствовать, а буквально пожить, то и соответствующие эпохе развлечения тоже берешь с собой. Дмитрий показывает одну из старинный настольных игр — «Счастливый домик».

Целый «арсенал» игр в запасе у семьи Орна из солигорского клуба «Гессен». Сергей, его супруга Елена и дочка Настя заметно выделяются на фоне прочих — они восстанавливают костюм и быт центральной Германии конца XV века.

Елена показывает одно из творений мужа — мастера по дереву. На первый взгляд сувенирная лодка оказывается средневековой игрой «Дальдоза». «Еще у нас есть настольные — «Домик удачи», «Девять пляшущих мужчин» и другие. Игры — это целое направление в реконструкции, и очень увлекательное», — говорит Елена. Было бы больше времени — обязательно проверили бы.

Тем временем со стороны главной сцены слышится голос ведущего, возвещающий об окончании «Битвы дворов». Игры закончились — начинается суровый мужской бой, бугурт (массовое сражение). И рыцари, которые еще не в облачении, начинают ускорятся.

«Сколько времени нужно, чтобы надеть весь доспех?» — интересуюсь у двух рыцарей. «Если не спеша и без чьей-то помощи, минут 40, пожалуй. Но когда спешишь, конечно, быстрее», — отвечают представители речицкого клуба Terra.

Пока ристалище готовят к бугурту, сливаемся с толпами туристов в сувенирных и торговых рядах — тут украшения ручной работы, там оружие, дальше домашняя медовуха и квас. Где-то предлагают полепить из глины, где-то разучить средневековый танец, где-то — на себе оценит вес доспеха.

Заглядываем в уголок «Шотландской пехоты». Ее бравые воины в килтах приехали из Молодечно и демонстрируют мастерство фехтования, пугают публику громкой имитацией выстрелов из разновидностей первого огнестрельного оружия: кулеврины, бомбарды, пистона.

Неподалеку все желающие могут попробовать свои силы в дуэли на шпагах с профессионалом (предварительно пройдя инструктаж и надев защиту).

Пострелять из лука или арбалета тянет больше девушек — это все же не мечом махать, полегче.

Понаблюдать за турниром опытных лучников можно чуть поодаль от основных фестивальных площадок. На поле собрались современные Робин Гуды, которые не просто метко стреляют, но еще и трюкачат при этом.

Возвратясь к ристалищу, наблюдаем типичный пример немецкой пунктуальности и белорусской несобранности и медлительности: бойцы, выступающие на бугурте за Тевтонский орден, уже в сборе, а вот войско литвинов и поляков, увы, пока лишь в проекте. Невольно соглашаешься с замечанием ведущего: «И как это войско ВКЛ победило в Грюнвальдской битве?»

Ответ на этот вопрос зрителям предстоит получить в наглядном виде уже совсем скоро. Пока же под звон мечей, алебард, пик и прочих орудий, лязг доспехов решаются судьбы сокровищ, знамен и других главных атрибутов массовых турниров. Но, признаться, восхищаешься даже больше не мастерством воинов, а тем, как им хватает сил хотя бы просто стоять под палящим солнцем во всем своем обмундировании, когда публика уже плавится от изнеможения.

После бугурта уставшим рыцарям нужен отдых. Потому на перерыв ристалище пустеет, зрители разбредаются по фудкортам, а мы спешим исследовать фестивальные площадки, на которых еще не бывали, знакомиться с удивительными людьми, готовыми окунуться в беседы «за реконструкцию» с благодарными слушателями.

Знали ли вы, например, что всем нам хорошо знакомая конфигурация мушкетерской шляпы XVII века — это эволюция головного убора пилигримов XV века, которые носили такую шляпу отогнутым краем поля спереди?

Или что в XIV-XV веках очки вырезали из горного хрусталя, и такая оптика было весьма несовершенна: смотреть через них можно было лишь на расстоянии. Очки были жутко дорогими, их использовали только для чтения богатые люди, чуть позже — те, кто имел дело со счетом. Разные модификации (со вставленными современными линзами) нам показывают ребята из брестского клуба Terra teutonica, которые реконструируют культуру и быт Пруссии и Польши периода 1360-1440 годов.

И можете ли вы представить, что один единственный представитель от Беларуси во второй день фестиваля будет бороться с пятью рыцарями из Москвы в самом настоящем полноконтактном конном турнире со всем церемониалом по правилам XV века. Дмитрий Свентицкий из «Минской унии «Меч и Ворон» уже имеет опыт выступлений в турнирах по типу джостинг (конная сшибка на копьях), он собрал полный комплект доспеха, долго тренировался управляться на скаку с цельнодеревянным копьем.

Однако не сам Дмитрий впечатляет зрителя во время показательного выезда конных рыцарей, а его мощный, черный, словно смоль, Магнус фризской породы. Конь невероятно хорош и вызывает восторг у зрителей.

Впрочем, как и все остальные лошади, которых московским рыцарям предоставила для участия в фестивале российская конная база «Храброво». Среди них, к слову, есть и две белорусской упряжной породы. Это подготовленные специально для реконструкции боевые товарищи, которые участвуют сшибках (различного рода турнирах), меле (конный бой), театрализациях. Они привычны и к специальному доспеху на голове — шафрону, и особому седлу, которое позволяет рыцарю крепко держаться и противостоять ударам.

Когда небо затягивается серой пеленой, из-за которой уже слышатся далекие раскаты грома, на ристалище, наконец, показываются полки противоборствующих лагерей — Тевтонского ордена и союзников — ВКЛ с Королевством Польским. Реконструкция Грюнвальдской битвы, самой масштабной битвы средневековой Европы, которая состоялась 15 июля 1410 года, — главное событие, вокруг которого построен весь фестиваль.

Особое внимание в этой битве организаторы уделили именно полкам союзников — смоленским, оршанским, пинским, волковысским, минским, мстиславльским. Это их пехота массово полегла на Грюнвальском поле, пожертвовав собой ради победы. Три смоленские хоругвы полностью были уничтожены тевтонцами, но они задержали наступление и прикрыли правый фланг — войско Королевства Польского.

Словно перенесясь на века назад, зрители видят, как бравых смолян раз за разом атакует конница, как их засыпают стрелами. Но потом ситуация меняется. И вот уже в бой вступает артиллерия. Грохот старинной пушки оглушает всех, кто рядом, и даже не сразу становится понятно, что среди пикинеров-пехотинцев есть «жертвы».

Заметный ущерб тевтонцам наносят татарские лучники. И вот уже пехота идет на пехоту, начинается сеча, сверху осыпаемая градом стрел, снова палит пушка — и уже непонятно, где кто. Лишь комментарий ведущего вносит ясность: «Когда Ульрих фон Юнгинген (26-й великий магмстр Тевтонского ордена) понял, что проиграл, он собрал всех, кто остался жив, и кинулся в атаку, в которой сам и погиб. Достойная смерть».

И это значимый момент. Воинская честь и благородство противника ВКЛ и Королевства Польского не раз отмечаются на фестивале. Победа у столь профессионального и достойного соперника заставила всю Европу говорить о сильном игроке на политической карте того времени — ВКЛ.

«Грюнвальдская битва — событие, которое изменило будущее нашей страны и историю всей Европы, одна из легендарных страниц белорусской военной истории, достойная гордости и уважения. Есть хорошее определение значения этого события для Беларуси: на битву шли витебляне, полочане, смоляне, оршанцы, а возвращались — литвины, предки современных белорусов», — отмечал еще до фестиваля один из его организаторов Александр Рак. И хочется верить, что реконструкция битвы стала для публики не просто зрелищным театрализованным действом, а поводом вспомнить о силе нации, заключенной в единстве.

Ну а сам фестиваль не заканчивается: культовые музыкальные коллективы развлекают тех, кто остался на «Пир после битвы», в том числе и с ночовкой в палаточном лагере. А 22 июля в Дудутках снова будут сражения, уникальный конный турнир, ярмарка и мастер-классы, много музыки и танцев. Словом, полное погружение в Средневековье.

Екатерина КНЯЗЕВА,

Фото Оксаны МАНЧУК,

БЕЛТА,-0-



Понравилась запись? Поделись с другом!!!